25 июня 2011 г.

Из мартышки в прынцессы

Первый был умный, второй красивый, а третий счастливый…
Из философско-педагогической сказки
Первому ребенку, как правило, не везет: родители экспериментируют с воспитанием изо всех сил, учатся, так сказать, на своих ошибках и на его шкуре. Зато везет ему в другом: всё внимание, папы-мамы-дедушек-бабушек, в его распоряжении. При появлении второго он внимания лишается напрочь, но если успел подрасти, то рад бесконечной свободе.
Второму проще в обоих отношениях: родительский опыт заострился, действует точечно и подсказывает, что для внимания есть и другие объекты, кроме детей. Самовыращивание направляет движение души, мозга и ног в самые интересные и полезные области.

16 июня 2011 г.

Молоко из коровы

молоко в пакете и "из коровы"

Вот посмотрите, какие поросята! Молоко они не хотят! То есть хотят, но…
­­­– Не из этой банки!
– А что, – спрашиваю, – в этой банке?
– Молоко!
– Ну?
– Из коровы!
Тут бы мне бахнуться в обморок. Но нет. Потому что такая ерунда повторяется каждый день уже 2 недели, как я стала покупать молоко у соседки через квартал. Молоко им надо из пакета, как всегда было. Черти. Десятый раз быстренько говорю, что 

10 июня 2011 г.

Первая учительница


первая учительница
 Моя первая учительница – Ольга Валентиновна – была умница-красавица-учительница.
Умница. С красным дипломом после Омутнинского педучилища. Мама ее – завуч – в гости к нам на помощь дочке заходила часто, со строгим лицом, призывами к дисциплине  и всяческими угрозами по поводу нашего облачного будущего.
С контингентом молодому учителю без стажа, естественно, не повезло, несмотря на статус ее родительницы, влияния которой достаточно было уж в том, что класс вообще дали.

3 июня 2011 г.

Слышу соловья!

Я трижды счастлива! Я слышу соловья. Опять. Третью ночь подряд. Не могу не написать. Сбывается моя мечта из юных лет!
Когда-то, гуляя в романтической ночи по Герцена, Островского – тихим, бессобачьим улицам нашего города, именно где-то тут в первый раз в жизни услышали соловья. И слушали. Упиваясь ручьем неповторимого голоса. Потом каждое лето что-то внутри дрожало и ждало...